Побочные эффекты опиоидов и борьба с ними

Photo: Anastasia Dulgier / Unsplash

Photo: Anastasia Dulgier / Unsplash

Опиоиды, как и все лекарственные препараты, имеют побочные эффекты. Они вызвать некоторые неудобства, но они не опасны. Среди них: запоры, сонливость, тошнота, сухость во рту. Фрагмент из книги британского доктора Брюса Клеминсона «Введение в паллиативную помощь» о том, как бороться с побочными эффектами опиоидных препаратов. Полная версия книги доступна по ссылке.

Обстипация

Причин обстипации у пациентов, страдающих неизлечимыми заболеваниями, как правило, несколько: малоподвижность, изменения в диете, лекарственные препараты. Прием морфина усугубит ситуацию, поскольку он взаимодействует с μ-рецепторами в ЖКТ и снижает перистальтику тем же путем, что и лоперамид. Поэтому, назначая опиоидный препарат, назначьте и слабительное. Согласно результатам рандомизированных плацебо-контролируемых исследований онкологических пациентов лучше всего начать со стимулирующих слабительных препаратов, постепенно увеличивая их дозу до достаточно эффективной. Если нормальной регулярной дефекации не удается добиться за 3–4 дня, можно начать прием размягчающих препаратов.

Сонливость

Сонливость, как правило, является временной проблемой. Обычно она длится 2–3 дня после начала
приема препарата или увеличения дозы. Важно предупредить пациента и его семью о данном побочном эффекте, так как они могут отказаться от приема медикамента, если не будут знать о том, что это временное явление. Частично сонливость может быть обусловлена накопившейся усталостью пациента. Боль могла мешать больному полноценно отдыхать, а после ее устранения пациенту требуется время, чтобы выспаться и восстановить силы.

Тошнота

Тошнота часто возникает у пациентов, которые начали принимать слабые или сильные опиаты
впервые. Как и о других побочных эффектах, важно предупредить пациента о возможности возникновения тошноты заранее, а при ее возникновении назначить противорвотное средство для регулярного приема. Тошнота, вызываемая опиоидами, имеет свойство проходить примерно через неделю, поэтому не забудьте отменить противорвотные средства по прошествии нескольких дней.

Сухость во рту

Этот побочный эффект часто встречается и легко устраняется постоянным увлажнением ротовой полости маленькими глотками воды.

Содержание

Токсичность опиоидов

Токсичное воздействие на ЦНС

Легкие проявления интоксикации со стороны ЦНС являются первым сигналом отравления опиоидами. Важно вовремя выявить легкую интоксикацию, чтобы не допустить развития тяжелого поражения ЦНС.

Первыми сигналами обычно становятся слишком красочные сны и клонические судороги. Такие
симптомы бывают настолько слабо выраженными, что пациенту не приходит в голову рассказать о них врачу или медсестре. Поэтому важно регулярно спрашивать пациента о наличии таких проявлений. Пациенты часто описывают легкую форму миоклонии, говоря о том, что они начали ронять вещи. Если как клиницист вы заподозрили отравление опиоидами, проверьте, нет ли у пациента инфекции, обезвоживания или почечной недостаточности. Все эти состояния могут спровоцировать интоксикацию. Попросите пациента больше пить.

Еще одной причиной интоксикации может быть разрешение болей. Например, в результате паллиативной лучевой терапии при опухолевом поражении костей боли уменьшаются. С уменьшением болей доза опиатов, которую получает пациент, становится слишком большой — появляются признаки токсичности. Следует уменьшить дозу наркотических анальгетиков, и проблема будет решена. Если нет очевидной причины токсического поражения, на которую можно повлиять, уменьшите дозу препарата и назначьте дополнительно адъювантную терапию, чтобы снизить токсичность, но оставить обезболивающий эффект на прежнем уровне. Если можно воспользоваться другими опиоидами, такими как фентанил или бупренорфин, то следует перейти на другой препарат. Если вы перевели пациента на другой опиоид по причине токсичности, то всегда уменьшайте дозу при переходе.

С другой стороны, если симптомы у пациента выражены слабо, то можно не менять схему лечения,
но внимательно понаблюдать за состоянием больного. Приведу пример: у меня был пациент с местным метастатическим раком кожи, который покрывал почти всю кожу головы. Боль было очень сложно купировать.

Когда мы добились максимально возможного уменьшения болей, у пациента появились миоклонические судороги. После обсуждения ситуации с больным он выразил желание принимать обезболивающие в той же дозе и мириться с присутствием миоклонуса. Я и мои коллеги внимательно следили за его состоянием, чтобы не пропустить появления новых симптомов токсичности опиоидов, но состояние не менялось в течение нескольких последующих месяцев.

Другой пример, который показывает, что иногда следует назначить дополнительную терапию, чтобы
уменьшить симптомы интоксикации опиоидами, даже если они слабо выражены. У пациента с трудно поддающимся терапии болевым синдромом появились слабо выраженные галлюцинации в тот момент, когда болевой синдром как раз был купирован. После обсуждения ситуации с пациентом я назначил ему небольшую дозу галоперидола, оставив опиаты на прежнем уровне.

Сонливость и невнятная речь

Прием опиоидов может сопровождаться сонливостью и невнятностью речи, иногда появляется ярко выраженная миоклония без угнетения дыхательной функции. Такой уровень интоксикации не опасен, но требует принять меры, чтобы предотвратить усиление интоксикации. Следует уменьшить дозировку опиоидов для базовой анальгезии и дополнительных введений для купирования прорывов боли на 1/3–1/2, назначить обильное питье или подкожное введение жидкостей (физраствора), затем провести оценку причин интоксикации, как уже было описано выше.

Угнетение дыхания

Угнетение дыхания — это один из самых значительных страхов, которые испытывают медики при назначении опиоидов. Однако угнетение дыхания является признаком далеко зашедшей интоксикации, и ему предшествуют другие симптомы токсического поражения организма. Таким образом, угнетение дыхания редко встречается в паллиативной медицине, так как подбор дозы опиоидов происходит постепенно и с осторожностью, состояние пациента регулярно оценивают на наличие первых признаков поражения ЦНС.

Угнетение функции дыхания, таким образом, редко возникает как побочный эффект приема опиоидов. Если все же частота дыхания пациента уменьшилась до 12–8 в минуту, то следует уменьшить дозу опиоида на 1/3 1/2; следует обдумать отмену следующего планового введения препарата; назначить обильное питье или введение физраствора подкожно.

Пациенту не следует назначать антагонист опиоидов в такой ситуации, потому что жизнь пациента не подвергается риску. Если ввести антагонист в такой ситуации, то у пациента разовьется острая неконтролируемая боль, снять которую в течение нескольких часов не будет возможности, пока не закончится действие антагониста.

Если частота дыхания более 8 в минуту, пациент находится в коме (без сознания) и (или) наблюдается цианоз кожных покровов:

1) немедленно введите 100–200 мкг налоксона внутривенно;
2) затем вводите по 100 мкг внутривенно каждые 2 минуты до тех пор, пока дыхательная функция не нормализуется.

Если передозировка ассоциируется с опиоидами длительного действия, например МСТ или трансдермальными опиоидами, «длительность действия опиоида будет превышать длительность действия налоксона. Поэтому может возникнуть необходимость в дальнейших внутривенных введениях налоксона в течение 24 ч, а иногда и дольше».

Зависимость

Простые способы уменьшить хроническую боль Алголог Андрей Данилов о том, как сон, положительные эмоции и медитация влияют на восприятие боли

Зависимость — это еще один страх, который часто появляется у врачей и пациентов. Роберт Твайкросс провел интересное исследование в этой области в начале 1970-х годов во время работы над докторской диссертацией. Он выявил, что пациенты, употребляющие морфин во время лечения, не проявляют
признаков зависимости. Более того, после паллиативного лечения, направленного на уменьшение выраженности болей, такого как лучевая терапия или блокада нервов, доза опиатов может быть постепенно уменьшена, вплоть до полной отмены.

Однако если прием опиоидов был прерван внезапно, то могут возникнуть физические недомогания
от резкой отмены препарата: диарея и тревожное возбуждение, так как организм привык к постоянному приему опиоидов и ему требуется время, чтобы адаптироваться к их отсутствию. Если отменять препарат постепенно, то синдрома отмены не возникает.

Толерантность к опиатам

Это понятие подразумевает, что эффект одной и той же дозы снижается со временем. При использовании морфина у пациентов с неизлечимыми заболеваниями такое явление, как возникающая со временем толерантность, большого значения не имеет. Исследование, проведенное доктором Робертом Твайкроссом, показало, что толерантность обычно не развивается. Именно по этой причине средняя доза опиоида у пациента через 6 месяцев после начала приема лишь немного превышает среднюю дозу, которую пациент получал после 3 месяцев приема.

Как видно из графика на рис. 5, увеличение доз с 12 до 24 недель значительно меньше, чем в первые 12 недель. Роберт Твайкросс смог доказать, что люди, страдающие от онкологической боли, могут оставаться на фиксированной дозе опиоида до 1 года без необходимости увеличения дозы. В редких случаях возникает снижение анальгетического эффекта и необходимость повысить дозировку морфина, чтобы оставаться на том же эффективном уровне обезболивания.

Средние дозы диаморфина, используемые на сроках 1, 5, 3, 6, 12 и 24 недель после начала обезболивающей терапии. График показывает, что привыкание не возникает и резкое увеличение дозы не требуется при внимательном использовании опиоида (Р. Твайкросс)

Обычно увеличение дозировки связано с прогрессированием заболевания. Чрезвычайно редко встречается истинная толерантность к препарату, в этом случае наилучшим решением будет смена опиоида.

Двойной эффект: «Я не хочу убить своих пациентов!»

«Пациенты достойны того, чтобы быть обезболенными» Онколог Антон Усов о том, почему врачи боятся назначения опиоидов, несовершенствах медицинского образования и законодательства

Идея «двойного эффекта» заключается в том, что врач, используя сильные анальгетики для устранения боли, может сократить жизнь пациента. На самом деле у такой теории нет никаких доказательств. В действительности, облегчая боль, вы помогаете пациенту не быть истощенным ею и улучшаете его качество жизни. Благодаря этому жизнь пациента, возможно, даже продлится дольше. Качество жизни намного важнее, чем продолжительность; повторюсь, не было доказано, что использование сильных анальгетиков по всем правилам сокращает жизнь пациента.

Пример

Пациент умирал от рака поджелудочной железы и получал 400 мг МСТ дважды в день для устранения
боли, что является достаточно большой дозой. Он принимал такую дозу морфина в течение нескольких недель. Ночью накануне смерти он самостоятельно, без посторонней помощи, смог дойти до гостиной. Он с удовольствием посмотрел телевизор: международный матч по регби, а потом реслинг, затем он пошел спать. На следующий день он уже не приходил в сознание и умер к полудню.

Заключение

Опиоиды — крайне важная группа препаратов для купирования болей в терминальном периоде
онкологического заболевания. Правильное использование опиоидов — следуя принципам, описанным в данной главе, — может существенно улучшить качество жизни пациентов и их семей.

Тактика терапии побочных эффектов сильных опиоидов

Photo: Matheus Vinicius / Unsplash

Photo: Matheus Vinicius / Unsplash

Представляем фрагмент брошюры для врачей «Обезболивание в паллиативной помощи. Практическое руководство для врача», подготовленной благотворительным фондом «Вера». Полная версия брошюры доступна для скачивания по ссылке.

Объясните пациенту следующее:

  • Запор развивается почти у всех получающих сильные опиоиды. В меньшей степени запоры возникают при использовании ТТС фентанила и таблеток оксикодон + налоксон (таргин). Необходимо рекомендовать обязательный прием достаточного объема воды и пищи, назначать регулярное применение слабительных для всех пациентов.
  • Тошнота может возникать при начале приема сильных опиоидов или при увеличении дозы, но, как правило, постепенно нивелируется.
  • Сонливость или снижение концентрации внимания может наблюдаться при начале приема сильных опиоидов и всех психотропных препаратов или при изменении их дозы, но они часто являются временными. Предупредите пациентов, что снижение концентрации внимания может влиять на их мануальные навыки. Пациентам, получающим опиоиды и психотропные препараты, запрещено вождение автомобиля и других транспортных средств.

При осторожном титровании дозы опиоидов возникновение токсических реакций маловероятно. Токсичность выражается в сонливости, сужении зрачков, миоклонических судорогах, спутанности сознания, появлении галлюцинаций и снижении частоты дыхательных движений. Эти симптомы могут иметь и другие причины, поэтому важно тщательно анализировать историю болезни и лист назначений. Пациенты в терминальной стадии заболевания могут иметь спутанное сознание, сонливость или раздражительность в связи с рядом других причин.

Тактика терапии побочных явлений опиоидов:

Седация

Прием опиоидов сопровождается седацией, которая обычно уменьшается в течение нескольких дней после начала приема опиоида. Тем, у кого седация остается выраженной или усугубляется, рекомендуется снижать дозу опиоида (если болевой синдром контролируется достаточно) или менять (ротировать) опиоидный препарат. Следует уменьшить или прекратить прием адъювантных седативных средств/анксиолитиков. Дополнительно: прием достаточного количества жидкости, форсированный диурез.

Тошнота/ рвота

Рекомендуется снижение дозы или замена опиоида. Также назначают дофаминергические препараты (галоперидол) и препараты с дофаминергическими дополнительными действиями (метоклопрамид), дозы смотрите в статье «Выбор обезболивающих препаратов».

У пациентов с болезнью Паркинсона необходимо избегать назначения метоклопрамида

Рекомендуется прием достаточного количество жидкости и пищи. С самого начала лечения опиоидами необходима терапия слабительными (если нет диареи). Облегчить опорожнение кишечника помогут слабительные осмотического действия, увеличивающие адсорбцию воды в кишечнике (лактулоза, макрогол и др.), а также средства, стимулирующие функцию толстой киш- ки (сенна, бисакодил, натрия пикосульфат) или тонкого кишечника (касторовое, вазелиновое масло), дозы смотрите в статье «Выбор обезболивающих препаратов». При неэффективности слабительных могут помочь регулярные очистительные клизмы.

Опиоиды стимулируют выброс гистамина. Лечение подразумевает снижение дозы или смену опиоида, возможно применение антигистаминных препаратов, дозы смотрите в статье «Выбор обезболивающих препаратов».

Галлюцинации

Рекомендуется снижение дозы или смена опиоида. Рассмотреть возможность применения нейролептиков (галоперидол), дозы смотрите в статье «Выбор обезболивающих препаратов».

Спутанность сознания / бред

Снижение дозы опиоида, смена опиоида, коррекция дозы нейролепиков (галоперидол), дозы смотрите в статье «Выбор обезболивающих препаратов».

Судороги

Рекомендуется снижение дозы или смена опиоида. Рассмотрите возможность применения бензодиазепинов, клоназепама, баклофена и др., дозы смотрите в статье «Выбор обезболивающих препаратов».

Брадипноэ и апноэ

Седативный эффект предшествует дыхательной недостаточности и гипоксии из-за передозировки опиоида.

При возникновении брадипноэ и апноэ необходимо прекратить применение опиоида! Открыть окна! Активизировать пациента громкой речью, похлопыванием по щекам, вдыханием нашатырного спирта.

Рекомендуется вводить налоксон в низких дозах и медленно: разведите 1 ампулу налоксона 0,4 мг (1 мл ампула налоксона содержит 0,4 мг/ мл) в 9 мл изотонического раствора для получения конечной концентрации 0,04 мг/мл. Возможно введение дыхательных аналептиков (сульфокамфокаин, кордиамин).

При снижении частоты дыхательных движений (менее 8–10 в минуту) возможно применение антагонистов опиоидов. Однако важно помнить, что их назначение поспособствует обратному развитию всех эффектов опиоидов, включая обезболивание, поэтому возможно возвращение у пациента сильных болей.

Тактика терапии при передозировке опиоидных анальгетиков

Препараты, вызвавшие отравление: Морфин, Омнопон, Тапентадол, Пропионилфенилэтоксиэтилпиперидин, Тримеперидин, Фентанил, Трамадол.

Признаки отравления или передозировки:

  • Сужение зрачков, гиперемия кожи, кома.
  • Угнетение дыхания вплоть до остановки с резким цианозом и расширением зрачков.
  • Брадикардия, коллапс, снижение температуры тела.
  • При отравлении трамадолом возможны миоз, рвота, коллапс, кома, судороги, депрессия дыхательного центра, апноэ.

Методы оказания помощи:

  • Промывание желудка (даже при парентеральном введении препаратов), солевое слабительное или активированный уголь внутрь. Форсированный диурез с ощелачиванием крови.
  • Гемосорбция. Искусственная вентиляция легких, ингаляция кислорода, согревание тела.
  • Внутривенно: налорфин (анторфин) 3–5 мл 0,5% раствора; атропин 1–2 мл 0,1% раствора; кофеин 2 мл 10% раствора; кокарбоксилаза 50–100 мг.
  • Налоксон в/в медленно (в течение 2–3 мин) или п/к. Начальная доза 0,4 мг, при необходимости повторно с интервалами 3–5 мин до появления сознания и восстановления спонтанного дыхания, максимальная доза 10 мг; детям (начальная доза) 0,005–0,01 мг/кг.

Налоксон, налтрексон и метилналтрексон являются антагонистами опиоидов. Наиболее часто используется при передозировке опиоидов налоксон. Препарат вводят внутривенно, внутримышечно, подкожно. Эффект начинает развиваться через 1–2 минуты при внутривенном введении и через 2–5 минут при подкожном. Период полувыведения налоксона составляет один час, а продолжительность действия 15–90 минут. При необходимости возможно повторное введение. Возможные побочные эффекты налоксона: тошнота и рвота, в редких случаях артериальная гипертензия, отек легких, аритмия и остановка сердца. В связи с этим его следует назначать только при уверенности в том, что угнетение дыхания связано с применением опиоидов. Если проявления токсичности незначительны, а частота дыхания в норме, наблюдайте за состоянием пациента. Если пациент принимал опиоиды быстрого высвобождения, то эффекты их токсичности будут кратковременны. Метаболизм некоторых опиоидов (морфина и оксикодона) зависит от почечной функции, поэтому следует следить за состоянием почек.

Коморбидные состояния, требующие особого внимания при назначении опиоидов

Печеночная недостаточность

Использование морфина при печеночной недостаточности является безопасным, но возможно накопление метаболитов. Необходимо пересмотреть назначение парацетамола или НПВС — пациенты могут нуждаться в снижении дозы.

Гид по обезболиванию

Erda Estremera / Unsplash

Ответы на самые частые вопросы, которые возникают у пациентов и их близких при назначении сильных анальгетиков

Erda Estremera / Unsplash

Представляем фрагмент брошюры для врачей «Обезболивание в паллиативной помощи. Практическое руководство для врача», подготовленной благотворительным фондом «Вера». Полная версия брошюры доступна для скачивания по ссылке.

Что такое слабые и сильные опиоидные анальгетики?

Слабые опоиды применяют для лечения умеренной боли и у пациентов с прогнозируемым длительным сроком жизни. Основным слабым опиоидным анальгетиком является трамадол. При непереносимости трамадола, а также когда его максимальная суточная доза не снимает боль, необходимо принимать сильные опиоидные анальгетики. Сильные опиоидные анальгетики — это морфин и морфиноподобные обезболивающие (просидол, таргин, фентанил и др.). Морфин блокирует болевые сигналы в спинном и головном мозге. Другие сильнодействующие опиоиды обычно прописывают людям с непереносимостью морфина, а также тем, кому трудно принимать таблетки (трансдермальные системы).

Почему мне назначили морфин или другие сильные опиоидные анальгетики?

В большинстве случаев если вам назначили морфин или другие сильные опиоидные анальгетики, то это потому, что другие обезболивающие не снимают вашу боль. Возможно, до этого вы принимали парацетамол или другие НПВС (например, ибупрофен) или слабые опиоиды (трамадол). Они не всегда обеспечивают достаточное облегчение боли. Если у вас очень сильные боли, врач может сразу назначить сильные опиоиды.

Мне назначили морфин. Значит ли это, что я умираю?

Если вам назначили морфин, это еще не значит, что вы близки к смерти. Некоторые больные (чаще — онкобольные) принимают опиоиды месяцами или даже годами, тогда как другим это не нужно вообще. Опиоиды дают больше свободы: пациенты лучше спят и меньше чувствуют боль, когда двигаются. Может вернуться аппетит, и не только к еде, но и к жизни в целом.

Опиоидные анальгетики совсем избавляют от боли?

Обычно да, но иногда они не могут полностью снять боль, особенно некоторые ее виды: боль в костях, невралгию или боль, вызванную пролежнями. В таком случае может понадобиться другое лечение. Например, для лечения болей в костях, вызванных онкологическим заболеванием, часто нужны НПВС вместе с сильными обезболивающими. А некоторые виды боли, такие как головная боль напряжения, мигрень, мышечные спазмы и судороги, вовсе не лечатся опиоидными анальгетиками. Ваш врач обязательно порекомендует вам подходящее лечение.

Почему одним нужна бóльшая доза опиоидов, чем другим?

Причин может быть много, среди них:

  • различия в силе боли;
  • различия в том, как ваше тело реагирует на боль;
  • причина боли (опиоиды не одинаково хорошо снимают разные типы боли);
  • различия в том, как организм сопротивляется опиоидам;
  • использование других обезболивающих и нелекарственных методов лечения;
  • различия в симптоматике.

Не лучше ли отложить опиоидные анальгетики до того момента, когда боль станет нестерпимой?

Вы обеспокоены тем, что ваш организм может привыкнуть к морфину и если это произойдет, то уже нечем будет снять боль. Если боль вернется, когда вы принимаете морфин (или другой опиоид), ваш лечащий врач или медсестра увеличат дозу, чтобы облегчить боль (если понадобится, это можно делать неоднократно).

Мне придется все время увеличивать дозу, чтобы контролировать боль?

Не обязательно. Многие остаются на небольших или средних дозах на протяжении всей болезни. Иногда возможно снизить дозу или вовсе перестать принимать опиоидные анальгетики. Но это всегда следует делать под наблюдением врача.

Как долго мне нужно принимать опиоиды? Эффект со временем ослабевает?

Вы можете принимать опиоидные анальгетики до конца жизни: не важно, месяцы это или годы. Обычно эффект не ослабевает. Если вам нужно увеличить дозу, то это, как правило, из-за того, что ваше заболевание стало вызывать больше боли, а не потому, что эффект опиоидов ослабевает.

«Боль определяется не степенью повреждения, а тем, как нервная система воспринимает повреждение» Невролог Максим Чурюканов о биопсихосоциальной модели боли, особенностях определения интенсивности боли и недостатках системы медицинского образования

Появится ли зависимость от приема опиоидных анальгетиков?

Если вы подразумеваете: «Стану ли я зависим/а от этого вещества и не смогу бросить, даже когда оно больше не будет нужно мне для обезболивания?», ответ: однозначно НЕТ.

Зависимость очень редка, если сильнодействующие опиоиды принимаются для облегчения боли, и об этом вам волноваться не нужно. С другой стороны, если раньше вы злоупотребляли веществами, сходными с морфином (например, героином), то у вас могут возникнуть сложности при снижении дозы опиоидов.

Если вам больше не нужно принимать опиоидные анальгетики, лучше постепенно снижать дозу под наблюдением врача. Причина в том, что у людей, которые принимали опиоиды несколько месяцев, а потом резко перестали, развивается синдром отмены, который выражается в общем недомогании и диарее. Но доза, нужная, чтобы не допустить синдрома отмены, гораздо ниже, чем доза для обезболивания.

Возможно ли перестать принимать опиоидные анальгетики?

Да, возможно. Когда боль под контролем, и вы уже некоторое время находитесь на стабильной дозе опиоидов, ваш лечащий врач может предложить снизить дозу, если у вас наблюдаются побочные эффекты. Но внезапно прекращать долгосрочный прием сильных опиоидов нежелательно, потому что боль может вернуться, а у вас может развиться синдром отмены. Так что дозу сильнодействующих обезболивающих лучше снижать постепенно под наблюдением вашего лечащего врача.

Кроме того, можно снизить дозу или перестать принимать опиоиды, если вы прошли другое лечение боли, например:

  • после радиотерапии (часто применяется при болях в костях) доза опиоидов может быть постепенно снижена через несколько недель;
  • после блокады нерва (специальный укол, чтобы сделать нечувствительным болезненный нерв) доза опиоида может быть сразу же снижена вдвое и еще понижаться в течение следующих дней.

Как скоро боль уйдет?

Это зависит от индивидуальных особенностей вашего организма, но обычно люди сразу же замечают некоторое улучшение. Если у вас несколько разных типов боли, вы в депрессии или испытываете тревогу, достижение максимального эффекта может растянуться на три-четыре недели.

У обезболивания три основных цели:

  • обеспечить хороший сон по ночам и комфортное самочувствие днем;
  • полностью снять боль на день в состоянии покоя;
  • освободить вас от боли при ходьбе и другой физической активности.

Третий уровень обезболивания не всегда обеспечивается только лекарствами. Иногда нужно ограничить некоторые виды физической активности, если они продолжают причинять боль.

Что будет, если опиоиды не снимут боль?

Вы можете попробовать несколько других вариантов. Часто нужно принимать НПВС вместе с опиоидным, чтобы добиться достаточного облегчения боли. А при невралгии часто назначают гормональные и другие вспомогательные препараты.

«Морфий». Как устроена опиатная зависимость?

Анестезиология — одна из древнейших отраслей медицины, и ее верный помощник — снотворный мак Papaver somniferum — использовался человеком со времен бронзового века, если не раньше. Морфин он вырабатывает не случайно, так растение защищается от поедания травоядными животными, это результат последовательного изменения генома предка снотворного мака и самого Papaver somniferum на протяжении миллионов лет.

В чистом виде это вещество открыл Фридрих Сертюрнер в 1804 году. На момент открытия ученому было всего около 20 лет! И хотя морфин — один из самых эффективных анальгетиков и самый широко используемый опиоид для лечения умеренной и сильной боли, четкого руководства по оптимизации режима его дозирования все еще нет. В чем же причина? Ответ пациентов на морфин сильно варьируется, и подобрать оптимальную дозу даже сейчас, в XXI веке, не всегда просто.

Герой рассказа Михаила Булгакова попадает именно в эту ловушку. У него формируется зависимость — результат которой известен каждому, кто читал рассказ. Не секрет, что это произведение отчасти биографично: Булгаков и сам был морфинистом, но ему посчастливилось суметь отказаться от зависимости, в отличие от героя рассказа, который покончил жизнь самоубийством. Однако будучи и медиком, и писателем, Булгаков смог изложить свою историю болезни литературно.

Влияние опиоидов на организм огромно и очень разнообразно. Как работает такая зависимость? Почему это происходит? Сайт СПИД.ЦЕНТР предлагает медицинский подстрочник к произведению.

Принцип действия

При впрыскивании одного шприца двухпроцентного раствора почти мгновенно наступает состояние спокойствия, тотчас переходящее в восторг и блаженство. И это продолжается только одну, две минуты. И потом все исчезает бесследно, как не было. Наступает боль, ужас, тьма. Весна гремит, черные птицы перелетают с обнаженных ветвей на ветви, а вдали лес щетиной ломаной и черной тянется к небу, и за ним горит, охватив четверть неба, первый весенний закат.

Михаил Булгаков, «Морфий»

Влияние опиоидов на организм огромно и очень разнообразно. Например, эти вещества одновременно вызывают обезболивание, эйфорию, седацию, угнетают дыхание, подавляют кашель и вмешиваются в работу эндокринной системы. А сами опиоидные рецепторы разбросаны по разным частям нервной системы и всего организма.

Это позволяет веществу оказывать множественные влияния на организм, причем на разных уровнях. Самые известные из этих влияний — обезболивание и чувство эйфории. Как же этот процесс происходит на самом деле?

То, как морфин подстраивает под себя «систему поощрения» организма, ученые хорошо знают. Этот процесс оказывается связан со стимуляцией структур в мезолимбической системе: ингибирование высвобождения тормозного медиатора ГАМК (гамма-аминомасляной кислоты) снимает блок с дофаминергических нейронов, а это в свою очередь приводит к высвобождению дофамина в прилежащем ядре и вызывает чувство эйфории.

Кроме того, морфин связывается с рецепторами зон мозга, участвующих в передаче болевого сигнала: таламуса, ростровентрального мозгового вещества (RVM), околоводопроводного серого вещества (PAG) и задних корешков спинного мозга. С этим связан его обезболивающий эффект.

Молекулярный уровень взаимодействия

Опиоидные рецепторы относятся к большой группе рецепторов, сопряженных с G-белком. Морфин, связываясь с опиоидным рецептором на поверхности мембраны клетки, запускает каскад химических реакций: подавляет работу аденилатциклазы, вызывает снижение уровня цАМФ внутри клетки и меняет активности калиевых и кальциевых каналов. Это, с одной стороны, приводит к повышенной гиперполяризации мембраны, а с другой — подавляет выброс возбуждающих нейромедиаторов, так что в целом проведение нервного импульса тормозится.

Гипоталамус, миндалина, бледный шар, ядра шва, гиппокамп и обонятельная луковица — во всех этих частях мозга также есть опиоидные рецепторы, которые опосредуют действие морфина.

Три основных их вида называются греческими буквами: μ (μ1, μ2, μ3), δ (δ1, δ2, δ3) и κ (κ1, κ2, κ3) по анатомическому местоположению или препарату, которые были задействованы в их идентификации: морфин (мю, «основные» действия морфина опосредуют именно эти рецепторы), кетоциклазоцин (каппа) и vas deferens семявыносящий проток (дельта).

Влияние морфина, как мы уже говорили, не ограничивается нервной системой, поэтому глобальное воздействие опиоидов гораздо шире. Так, опиоидные рецепторы в кишечнике отвечают за регуляцию моторики и секреции желудочно-кишечного тракта, поэтому опиоиды тормозят опорожнение желудка, повышают тонус пилорических мышц и задерживают прохождение масс через тонкую и толстую кишку.

Наличие опиоидных рецепторов в дыхательных путях позволяет использовать опиоиды как противокашлевые препараты. Более ста лет назад как лекарство от кашля использовался героин.

Высокие же дозы морфина ведут к угнетению дыхания: они снижают чувствительность центральных и периферических хеморецепторов к гиперкапнии — накоплению в крови большого количества CO2 . Вызывают миоз (сужение зрачков), влияют на терморегуляцию, секрецию гормонов и иммунную систему.

Хроническое злоупотребление и зависимость

— Что тебя может вернуть к жизни? Может быть, эта твоя Амнерис — жена?

— О нет. Успокойся. Спасибо морфию, он меня избавил от нее. Вместо нее — морфий.

Михаил Булгаков, «Морфий»

Почему же опиоиды вызывают привыкание? И как так получилось, что булгаковский врач, который знал о последствиях приема опиоидов, не сумел отказаться от применения морфина и был вынужден постоянно увеличивать дозу препарата?

Вдобавок к изменению работы мезолимбической системы, связанной с дофаминовым «поощрением» (VTA + NAc), мозг запоминает обстоятельства и среду, при которых это поощрение было получено. Такие условные ассоциации часто и приводят к тяге к подобным веществам, несмотря на мешающие обстоятельства.

Однако повторный прием наркотиков связан с прямолинейным использованием системы поощрения лишь на ранних стадиях. По мере усугубления состояния у человека появляется зависимость, которая сопровождается необходимостью принимать все более и более высокие дозы и восприимчивостью к симптомам отмены.

Хроническое воздействие морфина структурно меняет головной мозг. Длительная стимуляция μ-опиоидных рецепторов морфином приводит к их адаптивным изменениям, поскольку системы контроля «защищают» рецепторы от гиперстимуляции и «тушат» сигнал.

В таких случаях говорят, что развивается десенсибилизация (то есть сниженная способность реагировать). После чего для достижения того же фармакологического эффекта, что и раньше, потребителю оказывается нужно большее количество вещества.

Стоит отметить, что часто термины «толерантность» и «десенсибилизация» врачами употребляются как синонимы. Однако сейчас ученые стараются их разделить, настаивая, что десенсибилизация опиоидных рецепторов считается основным, но не единственным механизмом возникновения толерантности к морфину, возникающей в результате многочисленных нейроадаптивных изменений.

. Шорохов пугаюсь, люди мне ненавистны во время воздержания. Я их боюсь. Во время эйфории я их всех люблю, но предпочитаю одиночество. Избегаю оперировать в те дни, когда у меня начинается неудержимая рвота с икотой. Внешний вид: худ, бледен восковой бледностью.

Михаил Булгаков, «Морфий»

Опиоидную зависимость определяют как длительное заболевание, которое характеризуется навязчивым стремлением к употреблению опиоидных лекарств, даже если они больше не требуются с медицинской точки зрения.

Причина того, что человек становится зависим от опиоидов, многофакторна: играют роль и внешние факторы, и, по-видимому, генетическая предрасположенность.

Физическая сторона зависимости связана с формированием нейроадаптивных изменений в центральной нервной системе на молекулярном и клеточном уровнях. При отказе от морфина в мезокортиколимбической системе, которая уже привыкла к стимуляции извне, падает концентрация дофамина. Также, по-видимому, меняется концентрация и других нейромедиаторов: норадреналина, глутамата, серотонина, орексина и кортизола.

Среди симптомов отмены морфина (их еще называют абстинентными) — чихание, насморк, кашель, боль в животе, диарея, анорексия, беспокойство. На бумаге они звучат не настолько страшно, насколько мучительно протекают в реальности для больного.

…Книга у меня перед глазами, и в ней написано по поводу воздержания от морфия: «. большое беспокойство, тревожное, тоскливое состояние, раздражительность, ослабление памяти, иногда галлюцинации и небольшая степень затемнения сознания. » «Тоскливое состояние».
Не «тоскливое состояние», а смерть медленная овладевает морфинистом, лишь только вы на час или два лишите его морфия. Воздух не сытный, его глотать нельзя. в теле нет клеточки, которая бы не жаждала. Чего? Этого нельзя ни определить, ни объяснить. Словом, человека нет. Он выключен. Движется, тоскует, страдает труп. Он ничего не хочет, ни о чем не мыслит, кроме морфия. Морфия!

Михаил Булгаков, «Морфий

На этой стадии болезни необходимость принимать опиоиды уже связана не столько с тем, чтобы получить от них удовольствие, сколько со стремлением избежать абстинентных симптомов. Зависимость от морфина не дает герою Булгакова ни бросить, ни остаться верным решению вылечиться от морфинизма у доктора, к которому обратился: в первый раз герой просто сбегает из больницы, во второй и вовсе решает туда не ехать.

Тут и герой, и автор имеют дело с так называемой поведенческой сенсибилизацией — явлением, развивающимся при отказе от наркотика. Современные наркоманы называю это состояние гораздо проще — тяга. Она-то в деталях и описана писателем в его самом откровенном рассказе.

— Ежегодно около 15 миллионов человек во всем мире злоупотребляют рецептурными опиоидами и героином, и эта цифра продолжает увеличиваться.

— Всего за несколько лет, с 1997 по 2011 год, количество человек, обратившихся за лечением зависимости от опиоидных обезболивающих, увеличилось на 900 %.

— Четверо из пяти потребителей героина изначально злоупотребляли опиоидными обезболивающими.

— Только в США в 2016 году передозировка рецептурными опиоидами привела к 20 000 смертельных исходов.

— Хроническая зависимость от опиоидных обезболивающих развивается у 3,27—11,5 % пациентов.

Почему так сложно бросить?

Итак, после побега из Москвы из лечебницы доктора. Тут я вспомнил все. холодные коридоры. пустые, масляной краской выкрашенные стены. и я ползу, как собака с перебитой ногой. чего-то жду. Чего? Горячей ванны. Укольчика в 0,005 морфия? Дозы, от которой, правда, не умирают. но только. а вся тоска остается, лежит бременем, как и лежала. Пустые ночи, рубашку, которую я изорвал на себе, умоляя, чтобы меня выпустили?

Михаил Булгаков, «Морфий»

Основной механизм тяги задействует дофаминергический путь из VTA и глутаматергические пути из префронтальной коры, все они оканчиваются в прилежащем ядре.

Некоторые из наиболее тяжелых симптомов отмены опиоидов обусловлены изменениями в другой важной мозговой системе: голубом пятне, нейроны которого синтезируют норадреналин. Этот нейромедиатор ассоциирован с контролем бодрствования, дыхания, кровяного давления и общим тонусом организма. Когда молекулы опиоидов связываются с μ-рецепторами голубого пятна, они подавляют высвобождение норадреналина, и это приводит к сонливости, замедлению дыхания и снижению давления. Однако при отсутствии супрессивного действия опиоидов проявляются такие симптомы как дрожь, беспокойство, мышечные спазмы и диарея. Кстати, теперь вы легко сможете и понять, почему классическая триада симптомов при передозировке опиоидами состоит из комы, миоза и угнетения дыхания: это связано с расположением опиоидных рецепторов в организме. При таком остром состоянии (в первую очередь при проблемах с дыханием) чаще всего используют налоксон, антагонист опиоидных рецепторов, который зачастую спасает человеку жизнь.

Опиоиды быстро выводятся, но мозг в процессе отмены наркотика медленно и мучительно пытается вернуться в исходное состояние.

Для пациентов, неспособных побороть зависимость, одним из самых распространенных средств во всем мире в настоящее время является заместительная поддерживающая терапия опиоидами (ЗПТ), проводимая под контролем врачей.

Последние полвека для этих целей чаще всего применяют синтетический опиоид метадон, который вводят вместо того препарата, что привык использовать зависимый. Ведутся исследования и других методов, например, терапии с применением окситоцина, однако до рынка эти препараты пока не дошли.

В России заместительная терапия метадоном запрещена. По заявлением Минздрава, «лечение опийной наркомании построено на принципе индивидуального подхода к больному, внимательного и детального изучения особенностей клинической картины заболевания, строгого дифференцирования в подборе лечебных средств и в построении лечебной программы. При этом применяются методы с полным отказом от потребления наркотических средств, которые, в отличие от ЗПТ, являются патогенетической терапией опийной наркомании».

В случае, если терапия предполагает полный отказ от наркотиков (в том числе и замещающих наркотик веществ), для ускорения процесса врачами в рамках детоксикации в организм может быть введен «антидот» — препарат налоксон, антагонист опиоидных рецепторов, который делает процесс освобождения мозга мгновенным. Психологическая реабилитация после такого «детокса», как правило, может занять годы, в рамках такой реабилитации человек должен не только научиться работать с тягой, но и решить те в первую очередь психологические проблемы, что толкнули его к потреблению наркотика, а завершается устойчивой ремиссией в весьма небольшом числе случаев.